График гастролей
О ВИА "Песняры"
БИОГРАФИЯ
ДИСКОГРАФИЯ
О ПЕСНЯРАХ
"Звезда" В. Мулявина
Новости
Песни. Избранное. MP3
Подборка MIDI
Тексты песен
Текст оперы "Гусляр"
Фотоальбом
Контакты
Гостевая книга
Форум
Друзья сайта
 
Концертное агенство "Живая коллекция"
 
Rating All.BY

Концерт солистов ансамбля Верасы и ВИА ПЕСНЯРЫ в Дзержинске 3 марта 2003 года

В моей третьей статье снова есть упоминания о моих коллегах, поэтому всем, кто не читал двух предыдущих, рекомендую с ними ознакомиться. http://www.viaansambles.narod.ru/publ.htm

Моё увлечение советским folk rock'ом началось совсем недавно, примерно в декабре 2002 года. Первой пластинкой этого направления, которую я рискнул послушать, была "Русские Картинки" ВИА Ариэль. Первый раз слушалось немного тяжеловато. После отшлифованного звука английских art и folk rock'овых групп (да хотя бы Jethro Tull'а, у которого я знаю все до единого альбома) непривычно было слушать шелестящие барабаны, примоченные гитары с грязноватым звуком и щёлкающий бас. Но Ариэлевская музыка потрясла сразу. К русским народным песням у меня с раннего детства сложилось какое-то предвзятое отношение. То ли в этом была виновата музыкальная школа, где мною изучалась, игралась и пелась исключительно классическая музыка, то ли телевидение, на котором фольклор показывается либо в бездарном первозданном виде (старики с гармошками, частушки пьяных бабок…), либо в интерпретациях Бабкиной или Кадышевой. Ариэль же открыл мне совершенно другую сторону русской песни. Оказалось, что её можно петь не резким народным, а красивым мягким голосом и играть при этом не на балалайках и ложках, а на настоящих инструментах, делая потрясающие аранжировки. Сразу после "Русских Картинок" зарядил диск "Зимы и Вёсны", "Отдавали Молоду" с которого меня ошеломила. Я начал часто гонять эти два диска, упорно обходя стороной пластинки ПЕСНЯРОВ. Они были для меня каким-то до мозга костей советским ВИА, играющим всё что угодно, только не рок. Откуда это взялось у меня в голове не знаю. Я, конечно же, много раз слышал их музыку, но почему-то не воспринимал, отбрыкивался от неё. И вот что-то всё-таки заставило меня поставить их пластинку и прослушать её по-новому… И тогда музыка ПЕСНЯРОВ предстала предо мною во всей своей красе.

В коллекции моих записей насчитывается более тысячи альбомов английских rock'овых групп (конечно почти всё в mp3), многое из этого я прослушал более пятнадцати раз, а ещё в своё время были прослушаны тонны металла всех сортов, сколько-то джаза, минимализма всякого, горы классики и т.д. Но ничего подобного ПЕСНЯРАМ я никогда не слышал. Пахмутовские "Беловежская Пуща" и "Белоруссия" рисуют волшебные картины никогда не виденных мною мест. "Вологда" превратилась из заезженного (в моём старом понимании) шлягера в солнечное летнее обращение к любимой. А "КРИК ПТИЦЫ" Владимира Георгиевича Мулявина… Слушаю его теперь каждый день. От этой песни шевелятся мои пятидесятисантиметровые волосы на голове… от неё захватывает дух… от неё на глазах появляются слёзы… Вторую пластинку, с песнями "Перепелочка", "Машенька", "Реченька" и другими, я пока не решался прослушать. Во-первых, конверт у неё очень странный: плавно перетекающие красный, жёлтый и синий цвета, огромная надпись "ЭСТРАДА" и маленькая по центру "ПЕСНЯРЫ" А во-вторых, на этот раз мне уж точно музыкальная школа мешала. При виде названий "Савка и Гришка" и "Перепелочка" всплывали воспоминания из детства: первые недели обучения музыке, игра этих простейших мелодий то правой, то левой рукой. Ну что можно было сделать из детских упражнений? Оказалось, что Владимир Георгиевич создал такие развёрнутые музыкальные полотна, место которым рядом с лучшими шедеврами великих классиков. Я поставил эту пластинку как-то днём для фона и сел что-то делать за компьютер, но, когда началось соло на скрипке в первой песне (в "Перепёлочке"), я отсел от монитора и стал только слушать. Пластинка закончилась и я понял, насколько же гениальный человек Мулявин!

Четвёртого февраля утром я и мой друг Никита приобрели три билета на концерт ВИА Добры Молодцы (для нас и моего брата Александра). А вечером узнали, что к нам в Дзержинск приедут ПЕСНЯРЫ. Но когда, в каком составе и где будут играть, для нас пока было тайной. Особого значения мы поначалу этой информации не придали. Обычно концерты у нас в городе проходят во "Дворце культуры химиков", звук всегда оставляет желать лучшего, да и билеты дорогие.

Мы не имели ни малейшего понятия о том, чем сейчас занимаются ПЕСНЯРЫ. У меня были два клипа "Белорусских Песняров" (которые я скачал с их сайта ещё до Нового Года), но они совершенно не впечатляли. А вопрос "Белорусские Песняры" это те же Песняры, что и на пластинках у меня или нет?" пока почему-то не возникал. Была лишь какая-то смутная мысль, что если есть "Белорусские Песняры", то ещё есть какие-нибудь "Украинские Песняры" (не знаю, откуда она взялась). А настоящие ПЕСНЯРЫ вроде из Белоруссии были. В общем, неразбериха была в голове и разбираться не хотелось, потому что думал я, будто ничего хорошего современные Песняры не делают. К тому же 26 января мы узнали страшную новость о смерти Владимира Георгиевича Мулявина. А тут вдруг концерт, да ещё у нас… в провинции. Всё это попахивало самозванством и обманом.

Восьмого февраля, в день концерта ВИА Добры Молодцы, нам попался mp3-диск-антология ПЕСНЯРОВ с восьмью компактами, выпущенными Moroz Records. После концерта мы долго добирались и дома оказались лишь около часа ночи, ужасно устали и хотели спать. Но я переборол сон и включил компьютер, чтобы хоть чуть-чуть послушать ПЕСНЯРОВ. Первым делом я включил песню "Косил Ясь Конюшину", давно мне хотелось её послушать, за ней "Александрину". Когда-то в детстве я наверное слышал эту песню, но она основательно стёрлась из памяти, поэтому услышав её как будто впервые я сразу же запомнил и полюбил прекрасную балладу. Уже засыпая я прослушал ещё несколько песен и оставил компакт до утра.

На следующий день, в воскресенье, было прослушано множество композиций ПЕСНЯРОВ как слышанных ранее, так и впервые открываемых нами. А в одном из Дзержинских магазинов, в закутке, где продают билеты на спектакли в драмтеатр, был обнаружен цветной плакат ПЕСНЯРОВ, на которой был изображён Владимир Георгиевич, окружённый другими музыкантами. Рядом висела афиша, на которой было написано: Белорусский Государственный Ансамбль "ПЕСНЯРЫ", руководитель В. Мулявин, Белорусский Ансамбль "Сябры", руководитель А. Ярмоленко в программе "С любовью", Дзержинский театр драмы, 3 марта, начало 19:00. Я возмутился, почему руководителем значится покойный Мулявин.

Во вторник за разъяснениями я направился в глобальную сеть. На сайте Марии Ослиной www.pesnyary-fan.narod.ru я узнал об уходе от Мулявина всего состава Песняров первой половины 90-х годов во главе с Мисевичем и об образовании "Белорусских Песняров", о том, что Владимир Георгиевич набрал новых музыкантов и о возвращении из Америки Леонида Борткевича. Кроме того, посмотрев фотографии я узнал музыкантов, изображённых на плакате. Стало ясно, что к нам едут настоящие ПЕСНЯРЫ, а Владимир Георгиевич и после смерти навечно останется их руководителем. Так же мною была изучена информация о Сябрах. К концу недели мы заработали немного денег (как раз на билеты) и было решено идти на концерт. 16 февраля мы пошли за билетами и в кассе узнали, что самые дешёвые билеты по 150 рублей уже проданы, остальных тоже осталось немного. И билеты эти раскупили за полторы недели, хотя рекламы никакой особо не было, только афиши! Мы приобрели 5 билетов по 170 рублей (три себе и два моим родителям). До концерта оставались две с половиной недели. За это время mp3-компакт был досконально изучен. Чем больше ПЕСНЯРЫ слушались, тем больше хотелось их слушать ещё.

В Интернете нами были найдены противоречивые отзывы о концертах. Многие утверждали, что Борткевич поёт под фанеру. И даже на форуме с участием Леонида Леонидовича, его неоднократно в этом упрекали. Он же, в свою очередь, уверял, что поёт живьём. Одни писали, что Песняры под фанеру играют, другие, что под частичную (кто двух музыкантов живых называл, кто трёх), третьи, что это лучшая группа с лучшей в мире музыкой. Кому верить было непонятно. На форуме появилось сообщение о концерте, прошедшем 21 февраля в Минске, в котором фигурировала фраза "ничего хорошего". Это настораживало: неужели концерт будет фанерный?

В драмтеатре звукорежиссером работал наш хороший знакомый (сейчас он сменил работу) и он информировал нас о подготовке к концерту. "Аппарат" драмтеатр брал в аренду в Нижнем Новгороде, причём дорогой и хороший. Это радовало, но всё-таки сомнений была масса. Мы знали, что Сябры играли без барабанщика, под записанные на мини-диск партии ударных, но у них два клавишника, гитарист, басист, так что фанеры не должно было быть. С Песнярами же ничего не было понятно. Чем больше про них читали информации, тем больше запутывались в ней. Мы начали опасаться, что выйдет человека два, постоят под фанеру и всё…

Россия совершенно не информирована о настоящей музыке. Ни на одном из 28 каналов телевизора и 19 каналов радио, принимающихся у нас, не транслируют ни концерты Песняров, ни передачи про них, зато лица и голоса Максима Галкина, Аллы Пугачёвой и Стебаненки скоро будут в кошмарных снах сниться. А Интернет - свалка, где столько мусора, что среди него сложно найти интересующие тебя сведения. Огромное спасибо тем, кто создаёт прекрасные тематические сайты и тем, кто поддерживает их, предоставляя правдивую информацию. Я, в свою очередь, тоже пишу статьи, чтобы уменьшить недостаток информации и призываю всех излагать, по возможности, факты и мнения, но, главное, честно…

1 марта нам позвонил упомянутый мною звукорежиссёр драмтеатра и сообщил, что Сябры не приедут, а вместо них будут Верасы. Сколько всего прибудет человек по-прежнему было неизвестно. Мы приуныли, потому что слушаем и играем рок, а Верасы - ансамбль довольно попсовый. Но, изменить ситуацию мы были не в силах. Поэтому в воскресенье прослушали все их песни, скаченные до этого у Мигеля на сайте и пластинку "Наша Дискотека". Вспомнились хиты "Малиновки Заслыша Голосок", "Я у Бабушки Живу" и "Завируха", остальные песни особого впечатления не произвели. В Интернете мы нашли интервью с Ядвигой и Александром, в котором они говорили, что давно ушли из Верасов и выступают вдвоём. Это нас опять расстроило: выйдут вдвоём, постоят под фанеру - ну что это за концерт? К счастью, он оказался таким чудесным, сказочным и потрясающим, что теперь становится непонятно, как можно было сомневаться в прекрасных белорусских музыкантах. Отмечу ещё раз, что виноваты в нашем недоверии обрывочные и противоречивые сведения из Интернета.

Итак, наконец-то наступил долгожданный день концерта.

Я устроил себе выходной и не поехал в университет, дабы не загрузиться перед концертом сюрреализмом долгой дороги и беспочвенной науки. Настроение с самого утра было отличное и ничто не могло его испортить. И вот около шести часов мы вышли из дома и поехали в драмтеатр. У входа стояло довольно много народа. Мы тоже на секунду задержались на крыльце, чтобы рассмотреть плакат Песняров, прикреплённый на стекле с внутренней стороны фойе театра. Наш знакомый звукорежиссёр обещал нам снять этот плакат на память, но тот по-прежнему висел. "Видимо не получилось" - подумал я, но впоследствии выяснилось, что плакатов было несколько и наш уже лежал у него в каморке.

В фойе народу было ещё больше, чем на улице. Мы разделись, прошли в буфет и выпили бутылочку шампанского. Никаких шумов из зала не доносилось. Soundcheck был назначен на три часа дня, так что видимо звук был уже отстроен и музыканты спокойно (насколько вообще возможно спокойствие перед выступлением) ожидали начала концерта. Минут без пяти семь, после второго звонка, подгоняемые нервничающими вахтёрами, мы вошли в зал, который был заполнен процентов на 80. Народ подтягивался ещё минут 10. Недовольство работников театра было неописуемым, посему было понятно, что артисты готовы и концерт не начинается лишь из-за медлительности зрителей.

Мы запаслись фотоаппаратом и тремя оптическими приборами. Заняв свои места начали внимательно рассматривать сцену. На ней находились слева направо следующие инструменты и аппаратура: басовый комбик (фирму не помню), синтезатор "Ensonique" (принадлежащий кстати Дзержинскому драмтеатру) и микрофон на стойке перед ним, по центру сцены барабаны "SONOR" на небольшом возвышении, гитарный комбик (очень сильно похожий на ламповый 60-х годов и по внешнему виду и, главное, по звуку), рядом направленный на него микрофон, которым снимался звук гитары, ещё один микрофон на стойке и король всех инструментов - рояль. По краю сцены были выставлены пять мониторов, а по бокам два портала колонок.

И вот, наконец, не осталось ни одного свободного места и свет в зале начал гаснуть. На сцену под бурные аплодисменты вышли одновременно мужчина в чёрном костюме с саксофоном и женщина, так же одетая во всё чёрное. Она встала за клавиши и из колонок полились ритмичные, довольно современные звуки. "Всё так, как я и предполагал, только двое музыкантов: Ядвига Попл…" - такая мысль возникла в моей голове, но не оформилась окончательно. Её ход прервало громогласное оглашение: "Солисты ансамбля Верасы Ядвига Поплавская и Александр Тиханович!" Супруги вышли на сцену и я не поверил своим глазам: Ядвиг стало две.

Забегу вперёд и скажу как зовут двух других участников, чтобы в дальнейшем повествовании называть их по имени. Саксофонист и бэк-вокалист - Игорь Лютый, поющая пианистка - Кристина Поплавская (этим и объясняется поразительная похожесть участниц ансамбля).

Кристина разбавляла минусовку очень техничными пассажами, и подпевками, Игорь замечательно вписывал в общий звук саксофон, а в нужных местах подпевал разными голосами, делая шоу, при этом он то поднимал стойку так, чтобы микрофон был напротив рта, то опускал её.

Александр и Ядвига начали петь. В первую же секунду стало понятно, что стопроцентно живьём. Третья сточка песни убедила всех зрителей в этом окончательно, так как в неё бывшие "Верасы" умудрились вставить имя нашего города "Дзержинск".

Не знаю точного названия первой песни, я окрестил её "Случай, Попутчик", так как эти два слова фигурировали в припеве. Александр пел приятным мягким и в то же время сильным голосом. Ядвига - чистейшим звенящим высоким голосом. Её пение было проникновенным, душевным и искренним.

Признаюсь честно, такого я от них не ожидал. Музыка Верасов казалась мне чересчур попсовой. Но первой же песней они смогли изменить моё мнение навсегда. Сейчас я слушаю "Верасов" совсем по-другому. В их "попсе" я нашёл столько замечательных моментов: гитарные переливы, клавишные пассажи, продуманная ритм-секция и, конечно, замечательные голоса.

Закончилась первая песня. Тиханович поделился впечатлениями о нашем городе, рассказал про три увиденные достопримечательности: памятник Дзержинскому, ресторан "Медвежий Угол" и рюмочную "Вечный Зов", уникальное название которой отметили и Песняры. Рассказ свой он закончил так: "У каждого человека есть свой любимый город, для многих собравшихся здесь это Дзержинск, а у нас с Ядей свой, сейчас мы исполним песню "Город Мой". Прозвучала лирическая композиция, ни чем особо не примечательная.

Следующая песня называлась "Любовь Моя". Песни эти я слышал впервые, поэтому сейчас уже не помню, что они собой представляли, но впечатление от них осталось хорошее. Каждую песню Александр объявлял. Четвёртая называлась "Давай Помолчим". После неё Александр рассказал анекдот, точное содержание которого я не помню, а общий смысл такой, что жена постоянно что-то говорит, а муж молчит и заканчивается всё фразой "боюсь перебить". Анекдот был не пошлым, в тему, и поэтому публика его встретила дружным хохотом.

Перед пятой песней Александр и Ядвига рассказали о том, как они ездили на гастроли во Францию. Под впечатлением от поездки Тиханович написал песню "Осень в Версале". Ядвига села за рояль и продемонстрировала свою консерваторскую технику, придав и без того роковой песне ещё большую плотность. Рояль был чуть-чуть расстроенным, но слышно это было лишь людям с очень хорошим слухом. Звукорежиссёр потрудился на славу. Все живые инструменты отлично сочетались с минусовкой, не перекрывая её и не проваливаясь.

"Осень в Версале" нам всем очень понравилась. Композиторский талант Тихановича налицо.

После каждой песни аплодисменты были всё громче. Люди заводились и принимали музыку на ура. Да и было от чего завестись! Ни у кого. Я подчёркиваю, ни у кого сейчас в России нет такого хрустального удивительного голоса, как у Ядвиги Поплавской. В свои годы она умудрилась сохранить поразительную молодость не только внешнюю, душевную, но и голосовую. Кроме того, всё, что возможно, было спето и сыгранно живьём, а это имеет первостепенное значение.

Даже самые неискушённые слушатели, не отличающие фанеру от живого выступления, не способны в трезвом виде подпевать пластинке и петь вместо артистов, в то время как они беззвучно хлопают ртами. При живом пении, напротив, от артистов идёт мощный энергетический посыл, заряжающий зрителей, которые в свою очередь тоже начинают излучать позитивную энергию, даже если сидят на месте, не шелохнувшись. Артист принимает этот поток и начинает ещё больше выкладываться и так продолжается по кругу. Мне знаком кайф от игры на сцене и я никак не могу понять людей умеющих играть и петь, и при этом кривляющихся на сцене под фанеру. Мне кажется обманывать людей в течение часа гораздо тяжелее, чем отыграть три концерта подряд…

"Это были песни из нашего с Ядвигой современного репертуара, а теперь мы предлагаем вам вместе с нами вспомнить замечательные песни ансамбля Верасы, в котором мы проработали много лет" - сказал Тиханович - "И первая песня, которую мы исполним - "Морской Прибой". Композицию эту я раньше не слышал, и поэтому особого впечатления она на меня не произвела. Зато следующая!

Перед её исполнением Александр рассказал историю о том, как когда-то давно им объявили благодарность за эту песню, поспособствовавшую улучшению демографической ситуации в СССР. Ядвига записывала ее, ожидая появления ребёнка и сидя в студии на стуле, потому как стоять уже не могла. Читатели, конечно, догадались, что песня называлась "Я у Бабушки Живу". Прекрасная песня, надо сказать. Чистая, без порнографической (педофилической и гомосексуальной) тени и намёка, которыми так умело сейчас орудуют молодые исполнители в поисках сиюминутной денежной выгоды, забывая о нравственности и этике. В новой аранжировке она звучала ещё лучше, чем раньше, тяжелее и с большим драйвом. Роли в песне были распределены между всеми четырьмя участниками ансамбля. Кристина пела "мама-мама", Игорь басом " папа-папа", Александр другие второстепенные партии, а Ядвига исполняла партию "слоняющегося по двору несчастного ребёнка". В песни сочетались серьёзность и шуточность, Александр с Игорем пританцовывали, зрители тихонько начинали подпевать, настроение у всех непрерывно поднималось.

"У вас отлично получается подпевать, давайте петь следующую песню вместе с нами!" - обратился к залу Тиханович, - "Тем более, что все вы её знаете, кто-то под официальным названием "Белый Снег", а кто-то под распространённым в народе… "Завируха"!" Припев этой песни пел зал и иногда ex-Верасы помогали зрителям, а иногда просто направляли микрофоны в зал. По окончании песни Александр ритмично благодарил зрителей под продолжительные аплодисменты: "ДЗЕР-ЖИНСК-МО-ЛОД-ЦЫ!!!". Следующей песней была "Страдания" из к/ф "Белые росы" (обломал немало веток, наломал немало дров…), которую в фильме спел Караченцев, а после неё главный хит Верасов - "Малиновки Заслыша Голосок".

Песню "Ваня", прозвучавшую далее, я слышал впервые. Игорь разошёлся. В промежутках между саксофонными соло он показывал шоу, изображая силача, в середине песни он и Александр, не задействованные ни в пении, ни в игре, вышли в центр сцены и начали плясать, отрываясь под собственную песню. Люди в зале ритмично хлопали, поддерживая юмористический танец белорусов.

Тиханович в очередной раз обратился к зрителям: "В следующей песне давайте разделимся, вы будете петь в припеве очень простые слова, хоть и на разных языках: раз, два - по-русски, тры, чатыре - по-белорусски, а пьять - по-украински". И вместе с залом ex-"Верасы" исполнили "Песню про Цыганку".

"Ну а теперь мы хотим предложить вашему вниманию ещё одну новую песню "Говори о Любви" - сказал Александр. Аранжировка песни была современной и мне она показалась немного блеклой на фоне остальных.

По окончании песни Тиханович сказал, что выступление их подходит к концу, а зрителей впереди ожидает антракт и встреча с Государственным Ансамблем Песняры. Он сказал несколько слов о Владимире Георгиевиче Мулявине и посвятил ему последнюю песню "Жизнь - Прекрасный Миг". Песня оказалась мощной, с приличной оркестровкой и драйвом. Правда, начало её было очень похоже на "Show Must Go On" группы Queen. Из новых песен эта запомнилась нам больше всех.

Ex-"Верасов" проводили дружными аплодисментами. Включили свет и зрители начали выходить из зала. Я услышал несколько оценок увиденного действа. Кто-то говорил: "Да! Отлично! Не знаю, только что за Песняры сейчас будут, выйдет кто-нибудь один и скажет - Я Песняр, но если так же будет, тогда вообще…". Один крутой "новый русский" говорил другому (ну не совсем уж конечно "новые русские", быков на концерте не было, но выглядели они внушительно: толстые, ухоженные и речь - типа, короче, воще…): "Мне понравилось! Не ну конечно громковато там вот у них, типа, вот, дыщщщщ-дыщщщщ, вот в последней песне особенно (это он про гитару с дисторшеном говорил), а воще нормально, круто… круто…". Прослушав этот разговор мы спустились в фойе. Там продавали открытки с изображением "Ядвиги Поплавской и Александра Тихановича", а так же их кассеты с лучшими хитами. Ни того, ни другого мы не приобрели, теперь я жалею об этом. Продукции Песняров, по-моему, не продавали никакой. Побродив недолго по театру, мы вернулись в зал. На сцене произошли изменения: клавиши передвинули ближе к краю, рояль, наоборот, отодвинули подальше, напротив каждого монитора появилась стойка с микрофоном (всего пять), барабанщику также поставили микрофон. Стало ясно, что Песняров будет много. Я подошёл к сцене и сфотографировал её, а потом поднялся на балкон и занял своё место. Прозвенело несколько звонков и зал вновь стал полон.

И вот на сцену вышли ПЕСНЯРЫ. Их было пятеро. Имена некоторых из них я к тому времени уже знал: место за барабанами занял Павел Заяц, справа налево расположились: Сергей Медведев - гитара (Fender, насколько я помню), Валерий Скороженок - вокалист (он сразу снял микрофон со стойки), Вадим Косенко - клавишник и неизвестный мне басист (в конце выступления Косенко всех объявил и восполнил пробел в моих знаниях: басиста звали Вячеслав Шарапов). Леонида Борткевича пока не было. Он вышел чуть позже, уже во время исполнения первой, моей любимой песни "Беловежская Пуща". Таким образом, всего выступало шесть Песняров (считая Борткевича).

От первых же аккордов по телу пробежала дрожь. Песняры буквально захватывали меня своей музыкой, заставляя отказаться от прослеживания партий отдельных инструментов и воспринимать всё как единое целое. Но я сначала не поддался их волшебным звукам и во время инструментального вступления внимательно наблюдал за каждым из музыкантов. Мысль о фанере не возникла ни на секунду. Во-первых, такой звук можно сделать только работая живьём, во-вторых, я, играя на фортепиано, на гитарах и на барабанах фанеру вычислил бы сразу.

В Дзержинском Драматическом театре над последними рядами партера нависает балкон, с восьмью рядами. Я сидел на пятом ровно по центру. Слышимость на балконе отличная, ряды круто подняты один над другим и голова впередисидящего не мешает смотреть на сцену. Вот только расстояние до сцены большое, но в бинокли мы рассмотрели всё, что было нужно.

Итак, какой был звук… Железо барабанов звучало не очень звонко, у "рабочего" звук был умеренно низкий и глухой, как в 70-х годах, у "бочки", альтов и тома был обычный для арт-роковых групп тембр. Про клавиши ничего не напишешь, кто разбирается, тот знает, Ensonique - производитель одних из лучших электронных клавишных инструментов. Звук бас-гитары мне не очень понравился, на мой взгляд, он был немного размытым (хотя жёсткости Песнярам и не надо), Слава Шарапов, кажется, тоже был не совсем доволен звучанием его инструмента, он несколько раз за концерт подходил к басовому комбику и что-то крутил на нём. Ну, к моему мнению прислушиваться не стоит, я сам басист и у меня свои представления о звуке бас-гитары, потому как и музыка, которую я играю от Песняровской отличается, так что если б меня посадили звук Песнярам отстраивать, я бы, наверное, басом им всё и испортил. А вот звук гитары у меня вызвал неподдельное восхищение. То ли Сергей Медведев действительно ламповый комбик использует, то ли с гитарным процессором (производитель его остался неизвестным) чего-то наколдовал, как бы то ни было, звук был хрустальным и вызывал разные ассоциации. То казалось, будто звенят колокольчики, то они превращались в капельки дождя, ударяющие по глади озера. А импровизационные пассажи Медведева походили на рояльные…

Во время вступления на сцене появился Леонид Борткевич. Валерий Скорожёнок запел "заповедный напев, заповедная даль…" и моё сознание растворилось в чарующих звуках. С этого момента я перестал слушать отдельные инструменты и вся звуковая палитра превратилась в большую сказочную картину.

Валера одарён таким голосом, какого нет больше ни у кого. В мировой неклассической музыке очень мало мужчин с уникальными голосами, к ним относятся Александр Градский, Валерий Ободзинский, Jon Anderson, Freddy Mercury и, безусловно, Валерий Скороженок (можно назвать и других очень хороших исполнителей, но их голоса, в основном не обладают редкими тембрами). Надеюсь, об этом вокалисте узнает весь мир и он станет по-настоящему популярен вопреки всем стараниям телевидения и радио, штампующих новых жалких звёзд теперь уже на фабриках.

Песня закончилась и зал взорвался оглушительными аплодисментами. Кто-то кричал "браво" (я тоже раз пять в течение концерта, но сейчас уже не помню, после каких песен). Песняры спокойно выслушали аплодисменты, чувствовалось, что они привыкли к таким овациям и принимали их как должное и это не удивительно, после такого исполнения меня так и подмывало встать и аплодировать стоя.

Косенко объявил: "ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АНСАМБЛЬ ПЕСНЯРЫ". За весь концерт эти слова были произнесены неоднократно, но ни разу никто из участников ансамбля не сделал акцента на том, что Песняры - Государственный БЕЛОРУССКИЙ Ансамбль. Как сильно это отличалось от самолюбования московских "Добрых Молодцев"! Я думаю, что намеренным умолчанием о принадлежности к Белоруссии Песняры хотели подчеркнуть единство двух государств, к которому так стремятся белорусы и так безразлично относятся русские.

Вторую песню пели все шестеро Песняров и называлась она "Косил Ясь Конюшину". В некоторых промежутках между песнями музыканты что-то говорили, но я запомнил лишь немногие слова. Зато музыка проникала в сознание очень глубоко. Но передать её словами невозможно. Нужно побывать на концерте ПЕСНЯРОВ, чтобы ощутить всю полноту их творчества. Поэтому я ограничусь точным перечислением песен и небольшими запомнившимися мне подробностями.

Итак, песня вошедшая в кинофильм "Ясь и Янина" закончилась. Павел Заяц вышел с микрофоном из-за барабанов и Песняры исполнили акапеллу "Ой Рэченька, Рэченька", продемонстрировав прекрасную спетость, добиться которой можно лишь кропотливым трудом и ежедневной работой. По окончании песни Косенко попросил всех встать и почтить память их бессменного руководителя Владимира Георгиевича Мулявина минутой молчания. Зрители встали и в зале воцарилась такая тишина, какую мне давно не приходилось слышать. В наше время, где бы ты ни находился, тебя всегда сопровождают посторонние шумы (разговоры, машины, тикающие часы) и даже укрывшись от индустриальных звуков где-нибудь в лесу невозможно очутиться в полной тишине. Но во время минуты молчания воцарилась мёртвая тишина. И ничто её не могло нарушить. Люди замерли, а стены театра не пропускали уличные шумы. Жизнь в это мгновение остановилась и, я думаю, каждый поклонник творчества Великого Песняра почувствовал тяжесть постигшей нас утраты. А зрителям, случайно попавшим на концерт (конечно были и такие), я признателен за то, что они с пониманием отнеслись к просьбе музыкантов.

Леонид Борткевич всех поблагодарил и слушатели сели. "Я исполню свою любимую песню, написанную Владимиром Георгиевичем - "Александрину" - сказал он и концерт продолжился.

В следующей песне "Добрый Вечер, Девчоночка" солировал барабанщик Павел Заяц. В этой песне, насколько я помню, наряду с "живыми" барабанами звучали и прописанные заранее электронные, которое придавали песне небольшой современный оттенок (что мне, честно говоря, не очень нравится).

"Павел Заяц!!!" - Косенко объявил барабанщика под размеренные аплодисменты, а тот, в свою очередь, привстав со стула раскланялся. Какой-то мужик, сидящий позади меня и, видимо, перебравший во время антракта спиртного несколько раз с чувством прокричал: "ЗА-ЯЦ, ЗА-ЯЦ, ЗА-ЯЦ!" То ли он проникся пением и игрой Зайца, то ли его фамилией. Мне же понравилось и то и другое.

В следующей песне солировал Косенко. Называлась она "Вероника". Все "Песняры" выкладывались полностью, а Скороженок в конце песни исполнил знаменитый вокальный подъём так, что аплодисменты не стихали минут пять. Последнюю фразу "ВЕ-РО-НИ-КААААААААА" он тянул фальцетом на высочайшей ноте секунд тридцать, приведя всех в неописуемый восторг. Валерий даже согнулся пополам от напряжения, видимо, вдохнул немного воздуха и снова чисто, без подъезда взял эту же ноту, голова его при этом находилась ниже колен. Паузы практически не было заметно, поэтому весь звук "аааааааа" казался непрерывным. Этот момент я особенно запомнил, Скороженок был великолепен.

Вслед за "Вероникой" прозвучала сравнительно новая песня "Поляна", исполнил которую гитарист Медведев. Она, также как и " Добрый Вечер, Девчоночка", была разбавлена электронными барабанами.

Следует отметить, что практически во всех песнях, кроме вживую сыгранных Вадимом, звучали ещё и записанные заранее клавишные партии. Музыке "Песняров" присущ многоголосый симфонизм, поэтому такой ход вполне оправдан, ведь теперешние технологии позволяют компенсировать недостаточное количество людей. Секвенсоры были искусно вплетены в общее звучание (за что отдельное спасибо звукорежиссёру Александру Морозову) и нисколько не снижали ощущение живости. Я думаю, зрителям, профессионально не занимающимся музыкой невозможно было определить, где только живые клавиши и барабаны, а где добавлены секвенсорные, но я это слышу сразу и ошибиться, скорее всего, не могу. Поэтому мне особенно не приятно читать бредовые высказывания не разбирающихся людей про фанеру… Заяц не выбивался из темпа, мне показалось, что в ухе у него был наушник и играл он под метроном.

Дальше Леонид Борткевич исполнил песню "Алеся", затем Валерий Скороженок "Лявониху". С каждой песней аплодисменты становились громче и продолжительнее.

Любвеобильный Борткевич поздравил всех присутствующих женщин, девушек и девочек с приближающимся Международным женским днём и следующую песню "Черёмуха" посвятил прекрасной половине человечества, после чего проникновенно её исполнил. Я эту песню услышал впервые.

Кстати, и ex-Верасам и Песнярам по ходу концерта дарили цветы (мне тоже хотелось бы подарить, но с моим финансовым положением это совершенно невозможно). Кажется после "Черёмухи" на сцену вышла женщина, подарила Леониду Леонидовичу букет, поцеловала его, сфотографировала вблизи и, счастливая, спорхнула со сцены. Борткевич обалдел, а в глазах его сверкнул огонёк.

Далее прозвучали песни: "Марыся" в исполнении Скороженка, "Ты Моя Надежда" (её пели все музыканты, но запевал, кажется Леонид Леонидович) и "Вологда", которую вместе с Песнярами пели зрители (и я в том числе). Борткевич поблагодарил слушателей и исполнил знаменитый "Берёзовый Сок".

Заяц вышел из-за барабанов, музыканты раскланялись, ещё раз поблагодарили всех и ушли со сцены. Но зрители по-прежнему сидели на своих местах, хлопая, свистя, крича - сходя с ума от восторга. Я был уверен, что Песняры исполнят пахмутовскую "Белоруссию", поэтому упорно ритмично хлопал и кричал "БРАВО".

Песняры долго не тянули и снова вышли на сцену. Их лица мне показались очень весёлыми, все улыбались, они явно были довольны таким приёмом. "Старинный русский романс "Дорогой Длинною"!" - объявил Косенко. В этой песне секвенсоров, кажется, не было, весь инструментал был живой, но недостатка в музыке не чувствовалось. Солировали по куплету Медведев, Косенко, Заяц. Песня закончилась и зал взорвался. Музыканты вновь выстроились у края сцены и поклонились. Крики "Браво!" раздавались со всех концов зала, а мужик, позади меня опять орал "ЗА-ЯЦ! ЗА-ЯЦ!" Я несколько раз крикнул "БЕ-ЛО-РУС-СИ-Я!", но слышно меня конечно же не было. Зал бушевал, почти как на концерте Битлов когда-то давно. Музыканты не спешили сыграть последнюю песню. Они кланялись, переговаривались, улыбались, а я нервничал, неужели не сыграют "Белоруссию" и в то же время был уверен в обратном. Но вот, наконец, Заяц вернулся за барабаны и под неутихающие аплодисменты Песняры начали играть "Белоруссию". "Белый аист летит…" - донеслось из динамиков и зрители снова замерли, музыканты заколдовали их волшебством своей музыки. Борткевич пел так, что сдерживать чувства было уже невозможно, картинка у меня перед глазами стала размытой от выступивших слёз. Во время третьего куплета сентиментальность, нахлынувшая было на меня, сменилась чувством патриотизма, причём по отношению к Белоруссии. Во время последнего куплета зрители впереди меня начали вставать, но не для того, чтобы покинуть зал, а чтобы слушать и аплодировать в такт стоя. Я не в силах больше сидеть, тоже встал, одновременно со мной так же поступили мои родители, брат и Никита. Я обернулся назад, многие ещё сидели. Что-то заставило меня показать им рукой "подъём!" и как не странно, они тоже встали. Через несколько секунд не осталось ни одного сидящего зрителя. Песня закончилась, Песняры раскланялись, а люди ещё долго аплодировали стоя…

Музыканты покинули сцену, концерт закончился. Мы вышли из зала и нашли нашего знакомого звукорежиссёра. До концерта он обещал провести за кулисы лишь одного человека и мы решили, что этим счастливцем буду я, но получилось так, что мы все трое пробрались с ним к музыкантам.

Первыми, кого мы увидели вблизи, были Тиханович с Поплавской и Скороженок. Мы сфотографировались с ними, а Валерий расписался на плакате над своей головой.

Я спросил его, можно ли задать "Песнярам" несколько вопросов, на что он ответил: "Попозже…"

Местные актрисы продолжали фотографироваться со Скороженком, а я выглянул на сцену и увидел Зайца, с пассатижами в руках в одиночестве разбирающего барабаны. Я подошёл к нему и попросил автограф. Павел сразу же отложил в сторону тарелки от "хэта", забрал у меня плакат, положил его на том, написал на своём изображении большими буквами "ЗАЯЦ" и подчеркнул. Он поднял плакат, внимательно посмотрел на него и с довольным лицом отдал мне. Я не знаю, как выглядит настоящая подпись Павла (может именно так, как на нашем плакате), но мне показалось, что он написал свою фамилию полностью из-за того, что сам относится к ней с иронией. Во всяком случае, я думаю, что Заяц, обладая чувством юмора, не обижается на людей, у которых его фамилия ассоциируется с героем мультфильма "Ну, погоди!"

Я вернулся в коридор, где продолжали позировать Ядвига и Александр.

Процедурой фотографирования руководила тётенька, у которой мы покупали билеты на концерт. Мы игнорировали её распоряжения, принимая тётеньку за билетёршу или кого-то подобного. У нас ведь последние вахтёры и уборщицы обожают командовать, считая себя везде хозяевами жизни. Но позже я узнал, что эта тётенька далеко не кассирша, именно она договаривается об организации концертов знаменитостей, находит спонсоров и т.д.

У двери в комнату, где находились "Песняры", скопилась небольшая очередь (человек десять, но сколько от них суеты! Местных актрис было около пяти, но они, страдая, на мой взгляд, нехваткой мозгов, создавали величайшую суматоху). "Сначала идут девочки!" - скомандовала тётенька и остановив меня рукой закрыла дверь. Дверь открылась изнутри и меня позвали эти самые девочки. Дело в том, что фотографировали их мы, на наш фотоаппарат. Тётенька опять начала что-то недовольно ворчать, ей начали что-то объяснять, а на всё это удивлённо смотрел Леонид Борткевич, обалдевший от творящегося маразма. Наконец я пробрался в заветную комнату, сфотографировал актрис, которые тут же свалили и попросил очередной автограф, на этот раз у Леонида Леонидовича. В комнате кроме него находились Косенко и Морозов. Вадим также расписался, а звукорежиссёра я до этого не видел, поэтому не попросил у него автограф, да и на плакате его не было.

Тётенька пропустила Шурика, Никиту и нашего знакомого, который сфотографировал нас троих и троих Песняров.

А потом мы недолго побеседовали с Песнярами. Вот как это происходило:

Д (это я): Я буду писать статью для сайта ВИА 60-70-80 про ваш концерт. Могу ли я задать Вам несколько вопросов?
Б (Леонид Борткевич): Конечно, можете…

Д: Какие у Вас планы на будущее?
Б: Планов много. Очень много...
Д: Может быть записи новые, гастроли...
Б: Да, безусловно, будет много концертов, кроме того, у нас практически готова студия и скоро должны выйти два CD с новыми песнями.
Д: А по России гастроли будут?
Б: Конечно.

Д: Какую музыку Вы слушаете?
Б: Классику в основном…
Д: А раньше что слушали? Какая музыка повлияла на Вас в период становления ансамбля.
Все вместе: Битлз
Д: А может быть Emerson, Lake & Palmer. или другие арт-роковые группы?
Б: Да нет… в основном Биттлз, наверное (мне показалось, что с ELP он и не знаком)
К (а это Косенко): Когда Песняры начинали, арт-рока ещё особо и не было. Этот стиль ведь позднее начал оформляться (тут я полностью согласен). А в ранних работах Мулявина уже много от арт-рока, так что тут скорее всего не Песняры англичан слушали, а наоборот… а тем более после гастролей за границей… быть может творчество Владимира Георгиевича и его коллег оказывало влияние на запад...

(Немного отвлекусь, дело в том, что после интервью я поразмышлял и пришёл к выводу, что звучит это вполне правдоподобно… Кроме того, я обнаружил одну интересную вещь. Недавно я впервые услышал песню "Саласпилс" ансамбля "Поющие Гитары". И её середина мне показалась ужасно знакомой. Через какое-то время я вспомнил, где же я её слышал раньше: на альбоме King Crimson "Islands" 1972 года в песне "Sailor's Tale". А "Поющие Гитары" сделали "Саласпилс" пораньше…)

Д: У нас в России сейчас с музыкой творится полный бардак. Сплошные бездари. Как у Вас в Белоруссии обстоят дела?
Б: Да сейчас везде бардак и в Белоруссии тоже.

Дальше говорили о музыкальной деятельности. Мы рассказали Песнярам, что тоже играем, а Леонид и Вадим дали нам несколько профессиональных советов, касающихся творчества и продвижения его в массы, но об этом писать не буду - секрет.

Д: А у вас есть официальный сайт в Интернете?
Б: Про нас есть 2 сайта, но оба они неофициальные. Очень скоро должен появиться и официальный.

Д: А знакомы ли Вы с ансамблем Ариэль?
Б: - Конечно, это наши давнишние друзья…

Леонид, по началу скупой на слова, разговорился, Косенко с Морозовым тоже подключились, но тут ворвалась злостная тётенька с криками: "У вас совести нет, тут ещё девочки хотят сфотографировать! Никаких интервью! Ааааа…" Мы быстро поблагодарили музыкантов и выбежали из комнатки, пока тётенька нас не убила. Беседа оборвалась на полуслове и я так и не успел многое спросить.

Пока тётенька занималась своими девочками, мы прошли в соседнюю комнату, где паковали вещи Заяц, Медведев и Шарапов. Сергей последним расписался на плакате. И мы попросили молодых Песняров сфотографироваться с нами. Павел стащил со стула сидевшего Вячеслава, сказав, что их с Медведем музыкальный руководитель ужасно не любит фотографироваться. Но нам посчастливилось сняться с ним и на фотографии опять получилось двойное трио.

Мы попрощались с музыкантами и поехали домой. По дороге мы делились друг с другом впечатлениями, а перед сном послушали ещё несколько песен Песняров.

Кстати, и Песняры, и Тиханович с Поплавской в нашем городе были впервые. В былые годы к нам приезжали очень многие ВИА, рок-группы, сольные исполнители, да и не по разу (проще, наверное, назвать тех, кто не у нас выступал), а вот белорусов к нам почему-то не заносило. Надеюсь, им понравилось выступать в Дзержинске (по крайней мере, они хорошо отзывались о нашем городе на пресс-конференции) и нам ещё не раз посчастливится побывать на их концерте.

На следующий день по Дзержинскому телевидению показали большое интервью с Песнярами, а к концу недели в местных газетах появились статьи про концерт. Писали кто как мог. Две статьи я прочитал и отсканировал, их можно скачать на сайте у Марии Ослиной. Одна из них хорошая, правдоподобная, другая лживая (сразу же начинается с вранья: "афиши…ансамблей "Песняры" и "Верасы"",а на самом деле были "Сябры") и корявая. Но, тем не менее, приезд белорусских музыкантов стал грандиозным событием для нашего города, а для меня лично - одним из лучших событий в моей жизни, помнить о котором я буду всегда.

Терёхин Дмитрий
10.03-06.04.2003

 

Идея и содержание:
Мария Ослина
Оформление:
Эдуард Губерт
Биография
Дискография
 
   
При перепечатке материалов просьба указывать адрес нашего сайта и, по возможности, сообщить мне. © М.Ослина 2001